ГРАЖДАНСКОЕ ЗОДЧЕСТВО АРМЕНИИ: ПРЕДИСЛОВИЕ

From armeniapedia.org
Jump to: navigation, search

<-ГРАЖДАНСКОЕ ЗОДЧЕСТВО АРМЕНИИ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Архитектура Армении богата выдающимися, глубоко своеобразными произведениями, представляющими большую ценность в художественном и конструктивном отношении, воплощающими древние народные традиции. Высокое мастерство их создателей — зодчих, каменщиков, художников-резчиков по камню и дереву — свидетельствует о могучих творческих силах армянского народа.

Памятники зодчества Армении стали объектом исследования примерно с середины XIX в., но внимание ученых привлекали в основном сравнительно немногочисленные монументальные, преимущественно культовые здания. Значительный вклад в дело изучения армянской архитектуры внесли многолетние работы Н. Я. Марра и Т. А. Тораманяна в Ани и других местах.

Более систематическое исследование началось лишь после образования на территории Восточной Армении Армянской ССР. В последние два-три десятилетия были выявлены многочисленные новые памятники, что значительно расширило общее представление о зодчестве Армении. На первых порах основное внимание, как и ранее, уделялось относительно хорошо сохранившимся монументальным культовым зданиям. Но постепенно в круг исследуемых объектов стали включаться и гражданские сооружения, в первую очередь народное жилище.

Однако, несмотря на многочисленные публикации, некоторые существенные вопросы истории армянской архитектуры, связанные с проблемами развития гражданского зодчества, оставались фактически неразрешенными.

Основная задача настоящего исследования заключалась в том, чтобы собрать воедино разрозненные, частично малоизвестные или вовсе неизвестные материалы по гражданской архитектуре Армении и ввести их в научный обиход. Проведенные автором многолетние полевые исследования и сбор литературных и графических материалов позволили составить более отчетливое и целостное представление о гражданском зодчестве Армении IV—XIX вв.

В настоящей книге помимо некоторых вопросов планировки и застройки населенных мест и внегородских монастырских комплексов рассматриваются жилые здания и те типы общественных зданий (школы, книгохранилища, трапезные, караван-сараи, гостиницы, бани и родники), которые в большинстве своем не служили предметом специального исследования. Чтобы более наглядно показать особенности исторического развития этих незаслуженно обойденных вниманием типологических групп архитектурных сооружений, их своеобразие и значение для формирования монументальных памятников, они рассматриваются раздельно в хронологическом порядке, что позволяет также выявить характерные черты самобытности армянского средневекового гражданского зодчества.

Территориальные границы исследования определяются пределами Армянского нагорья, расположенного в северной части Передней Азии, к югу от Главного Кавказского хребта, и Киликии — на северо-восточном побережье Средиземного моря, где с древнейших времен на протяжении многих веков проживал армянский народ и существовали армянские государства.

Армения — горная страна с сильно пересеченным рельефом, что определило ее весьма разнообразные природно-климатические условия. Средняя высота над уровнем моря 1500—1800 м. Зима (в горах) длительная, морозная, снежная; лето сухое, теплое, во впадинах жаркое. Часто на очень близких расстояниях наблюдаются резкие контрасты температуры. Характерны также значительные внутрисезонные изменения погоды. Лесных массивов мало, почему еще в древние времена насаждались искусственные леса. Сейсмичность страны довольно высока и местами достигает 8—9 баллов. Неограниченные запасы различных пород высококачественного камня вулканического происхождения — разнообразных туфов, базальтов, шлаков и др. — обусловили его широкое использование в строительстве. Это сыграло значительную роль в формировании архитектурно-художественных особенностей гражданских сооружений Армении.

Киликия отличается от коренной Армении более мягким климатом. В горной части страны, где имеются большие массивы строевого леса, климат более суров.

Хронологические рамки настоящего исследования определяются временем господства в Армении феодальных отношений. В отдельных случаях, где это необходимо для полноты картины исторического развития, объяснения устойчивости традиций или выявления изменений архитектурно-художественных форм отдельных групп сооружений, привлекаются примеры и более раннего времени.

При рассмотрении памятников архитектуры учитывалась периодизация эпохи феодализма, связанная с политическими событиями, наложившими свой отпечаток на историческое развитие армянского народа. Определенными рубежами в истории развития Армении явились раздел страны между Персией и Византией, войны с арабами, сельджуками, монголами и др. Нашествия иноземцев сопровождались опустошением территории, по которой продвигались завоеватели, и неизбежно следовавшими за ними иногда продолжительными периодами культурного застоя, оказывавшими пагубное влияние на общие условия развития строительства и накладывавшими свой отпечаток на характер архитектуры Армении. В то же время освободительные войны, которые мужественный армянский народ на протяжении всей своей истории вел против поработителей, способствовали развитию национального самосознания и подъему национальной культуры, периоды расцвета которой соответствовали периодам мирного строительства в перерывах между войнами. Имело значение также одновременное существование независимых армянских государств в Великой Армении (Багратидов, Арцрунидов и др.) и в Киликии (Рубенидов-Гетумидов), способствовавшее развитию местных стилистических особенностей.

Недостаточная изученность гражданского зодчества Армении предопределила большое разнообразие привлеченного к исследованию материала. Основное внимание в настоящей работе уделено тщательному изучению архитектурных памятников в натуре. Материалы, полученные в результате полевых работ, легли в основу наиболее значительной части книги.

Для широкого охвата круга изучаемых памятников был использован иллюстративный материал (зарисовки, обмерные чертежи и фотографии), хранящийся в различных архивах Еревана, Москвы и Ленинграда. По мере возможности обмерные чертежи других авторов, помещенные в настоящей работе, при наличии неясных мест или возможных погрешностей, проверялись и корректировались при обследовании сооружений в натуре.

Источниками, в известной степени способствовавшими изучению памятников, служили археологические и эпиграфические данные. Так, на основе найденных при раскопках элементов благоустройства помещений и сохранившегося инвентаря были уточнены конфигурация и назначение помещений жилых комплексов-усадеб, трапезных, караван-сараев, бань. Весьма краткие по содержанию эпиграфические данные позволили определить назначение зданий, дату и продолжительность строительства, время производства ремонтов и переделок, имена ктиторов и зодчих, размеры материальных затрат на строительство или на эксплуатацию, о которых говорят перечисляемые в надписях пожертвования в виде денег, ценных вещей и др.

Важную группу источников составляют древнеармянские миниатюры, дающие общее представление о характере городских поселений и типах зданий.

Подробное ознакомление с письменными источниками — хрониками, летописями, путевыми заметками, научными исследованиями и др.— позволило расширить круг изучаемых сооружений, ныне не существующих или находящихся за пределами Армянской ССР.

Начиная с древнейших времен ряд авторов останавливается и на гражданских сооружениях. Ксенофонт упоминает о древнейших типах селений и народном жилище, Страбон — о городских поселениях. Сведения о городах Армении и их укреплениях имеются у византийского историка VI в. Прокопия Кесарийского, арабских историков X—XI вв. Аль-Истахри, Аль-Якуби, Ибн-Хаукаля, Рашид-ад-дина, Якута и др. Сред¬невековые армянские авторы — Мовсес Хоренаци (Моисей Хоренский, V в.), Фавстос Бузанд (70-е годы V в.), Товма Арцруни (X в.), Степаннос Таронеци (Асохиг; конец X — начало XI в.), Киракос Гандзакеци (1201 — 1271 гг.), Степаннос Орбелян (1258—1304 гг.) и др.— неоднократно сообщают о возведении различных по назначению сооружений, в том числе и гражданских. У Киракоса Гандзакеци и Степанноса Орбеляна говорится о возведении книгохранилищ, а у Товмы Арцруни даются подробные описания дворцов в Востане и на острове Ахтамар озера Ван.

Краткие сведения о гражданских зданиях содержатся в трудах западноевропейских ученых: по Киликийской Армении у В. Ланглуа; по коренной Армении у Ж. Шардена и Р. Кер-Портера. Начиная с середины XIX в. в трудах армянских, русских, а также западноевропейских ученых все чаще вводятся в научный обиход произведения народной архитектуры Армении — жилые дома и общественно-бытовые сооружения.

Интерес к национальным особенностям народного жилища возник в литературе в конце XIX в. Отрывочные данные об армянском жилище встречаются уже в работах Дюбуа де Монпёре, Ш. Тексье, Шантра. Впервые сведения о некоторых типах народных жилищ Армении были приведены в книге П. Тер-Мовсесянца, а в работах Е. Лалаяна, обследовавшего несколько наиболее показательных в этом отношении районов, сельский жилой дом был поставлен в центре внимания. Сведения о средневековом городском жилище Ани содержатся в работах Н. Я. Марра и И. А. Орбели, о домах киликийских армян — у В. Ланглуа, о жилых домах XIX в. — у И, Шопена.

Краткие сведения о школах, книгохранилищах, трапезных, караван-сараях, банях, родниках стали появляться с середины XIX в, как в трудах обзорного характера, так и в работах, посвященных описанию крупных архитектурных комплексов, публиковавшихся в России и в армянских колониях Западной Европы. Большинство авторов (И. Шопен, С. Джалалянц, О. Шахатунянц, Р. Ерзнкянц, А. Ерицов, И. Арутюнян, Н. Григоров и др.) ограничивались упоминанием того или другого гражданского здания, другие же (Г. Алишан, М. Бархударян, М. Смбатянц, Е. Лалаян, В. Сысоев и др.) приводят также их краткие описания, однако без анализа их архитектурно-художественных особенностей. У некоторых авторов можно найти данные об устройстве помещений и их оборудовании, определявшемся назначением зданий (например, караван-сараев у С. Зелинского, X. Ф. Линча, А. Лорис-Калантара).

Современный этап изучения средневекового гражданского зодчества Армении характеризуется профессионально глубоким исследованием как известных ранее лишь по кратким упоминаниям у различных авторов, так и совершенно новых многочисленных памятников культового и особенно гражданского строительства. Это стало возможным благодаря усилению интереса к памятникам архитектуры, как к культурному наследию армянского народа. Если ранее памятниками зодчества занимались помимо своей основной работы лишь немногие энтузиасты и отдельные ученые, то теперь изучение памятников стало проводиться планомерно, большими коллективами государственных научных учреждений.

Первоочередным объектом изучения остается народное жилище, освещенное в работах С. Лисициана, Л. Меликсет-Бекова, С. Варданяна, М. Ильиной и др. Сравнительное изучение позволило охарактеризовать композиционные особенности армянского жилища не как узко национальные, а как общие для народов Закавказья.

Во многих трудах рассматривается вопрос о происхождении форм монументальной архитектуры от народного жилища (работы Н. Токарского, А. Якобсона, В. Арутюняна, Н. Папухяна и др.).

Памятники гражданского зодчества нашли освещение и в обзорных работах. Однако в одних случаях авторы ограничились их упоминанием или простым описанием, в других — эти сооружения привлечены в качестве примеров для сравнения или выявления оригинальности конструктивной формы перекрытия.

Сведения о типах сооружений, рассматриваемых в настоящей книге, встречаются в весьма ценных работах по армянскому зодчеству, опубликованных у нас и за рубежом. Из них необходимо отметить обзорные работы В. М. Арутюняна по градостроительству средневековой Армении, Б. Н. Аракеляна — о городах и ремеслах Армении IX—XIII вв., работы зарубежных авторов А. Алпояджана, Г. Галстяна, А. Саркисяна и др., рассматривавших некоторые виды гражданских сооружений западной части Армении и Киликийского Армянского государства.

Но, несмотря на многочисленные публикации, большая часть включенных в настоящую работу типов сооружений не имела до сих пор подробных монографических исследований. Автор надеется, что собранный им материал позволит хоть в некоторой степени расширить и углубить существовавшее представление об историческом развитии и об архитектурных, конструктивных и технических особенностях жилых и общественно-бытовых зданий армянского народа.

Предлагаемая работа не претендует на исчерпывающее освещение всех поднятых в ней вопросов. Это невозможно не только в силу неравномерной и недостаточной изученности средневековых городищ и отдельных сооружений, но и из-за недоступности многих армянских памятников для непосредственного изучения на месте, поскольку они находятся за пределами Советского Союза. Тем не менее накопившийся обширный и довольно разносторонний фактический материал позволяет судить об архитектурной ценности рассмотренных в работе гражданских сооружений Армении.

В основу работы положен материал, собранный автором в его многочисленных поездках по Армении с 1939 по 1968 г., во время которых удалось разыскать, отобрать, изучить в натуре и графически зафиксировать подавляющее большинство приведенных в исследовании объектов. Использованы также материалы Государственного исторического музея Министерства культуры Армянской ССР (Ереван), Отдела охраны памятников архитектуры при Государственном комитете Совета Министров Армянской ССР по делам строительства и архитектуры (Ереван), Матенадарана — Научно-исследовательского института древних рукописей при Совете Министров Армянской ССР (Ереван), Городского музея (Ереван), Государственного научно-исследовательского музея архитектуры им. А. В. Щусева (Москва), Центрального государственного военно-исторического архива (Москва), Ленинградского отделения Института археологии Академии наук СССР.

В процессе работы над книгой возникали принципиально важные и спорные вопросы, которые обсуждались как с отдельными специалистами Москвы, Ленинграда, Баку, Тбилиси и Еревана, так и на посвященных рассмотрению отдельных разделов настоящего труда научных совещаниях и докладах, проведенных в Москве и Ереване.

Автор пользуется случаем, чтобы принести благодарность всем специалистам и участникам научных совещаний за данные ими ценные советы и указания, лицам, чьи обмеры и фотоснимки были использованы в данной работе, руководителям и сотрудникам перечисленных выше организаций, предоставивших необходимые материалы, а также всем тем, кто в той или иной степени содействовал выполнению настоящей работы.

Обмерные чертежи, схемы, реконструкции, рисунки и фотографии, помещенные в книге без указания источника, а также фронтисписы, концовки и буквицы выполнены автором.