ГРАЖДАНСКОЕ ЗОДЧЕСТВО АРМЕНИИ: ГЛАВА 4

From armeniapedia.org
Jump to: navigation, search

<-ГРАЖДАНСКОЕ ЗОДЧЕСТВО АРМЕНИИ

ГЛАВА 4 ТРАПЕЗНЫЕ


Появление в Армении трапезных сооружений относится к глубокой древности. Нет сомнений, что еще в рабовладель ческую эпоху во дворцах и замках правителей Армении и их приближенных имелись залы, предназначенные для торжествен ных пиршеств, рассчитанных на значительное число людей. Интенсив ное строительство трапезных наблюдается позднее, примерно с VII в. и, особенно, в X—XIII вв,, когда начали формироваться крупные архи тектурные комплексы — монастыри. Однако после монгольского нашествия в связи с падением экономического благосостояния страны и происходившими на ее территории частыми войнами строительство тра пезных прекратилось. Только спустя три столетия, когда вновь наступи ло относительное спокойствие и создались благоприятные экономиче ские условия, строительство трапезных возобновилось.

Сосредоточение в монастырях значительных материальных средств и выполнение ими различных светских функций послужили основой для непрерывного увеличения числа их обитателей. Историк Степаннос Та-ронский указывает, например, что в начале XI в. население монасты рей Ахпата и Санаина достигало 500 человек. Наиболее многолюдным был Татевский монастырь, насчитывавший в IX—X вв. около 1000 чело¬век, почему его именовали «главным городом» Сюникского княжества. Естественно, что для обслуживания такого большого количества людей требовались различные по назначению вместительные помещения, в том числе и трапезные.

Изменившиеся к началу XIII в. условия социально-экономической жизни страны—более интенсивный рост феодального хозяйства, усиление классовой борьбы обездоленных против угнетателей — отразились и на мировоззрении общества, в котором к этому времени усилились элементы светского характера.

В связи с этим изменилось и назначение трапезных. Если ранее, в V—VII вв., они предназначались только для удовлетворения потребностей обитателей монастырей, то в X—XIV вв. трапезные рассчитывались уже на более широкий круг посетителей, что привело к значи тельному увеличению их размеров. Очень часто трапезные служили местом раздачи и принятия пищи, приготовленной из мяса домашних животных, приносимых в жертву по случаю какого-либо события. Воз можно также, что духовенство и представители местной власти устраи вали в трапезных даровые угощения для прихожан с целью упрочения своего престижа, а следовательно, и своей власти.

В ансамбле дворцовых и монастырских сооружений V—VII вв., а также XVII—XVIII вв. трапезные обычно помещались среди различ- ных обслуживающих помещений (см. рис. 14, 20, 75). В период же IX— XIV вв. их располагали отдельно, несколько в стороне от основных монастырских построек, но обязательно на видном месте и по пути движения посетителей (см. рис. 13, 16, 19). По своей площади трапезные некоторых монастырей (Агарцин, Кобайр) не только не уступают глав ным храмам тех же комплексов, но даже значительно их превосходят (см. рис. 16, 19). Характерным доказательством общедоступности трапезных служат трапезные Ахпата, Гегарда, Мугни и др. Все они распо ложены у ограды, за пределами монастырского двора, с которым трапезная Ахпата даже не имела непосредственной связи (см. рис. 13, 14).

Армянские трапезные имеют четкую архитектурную композицию. В основе их плана лежит прямоугольник с примерным соотношением сторон 1 : 2—3 для зданий, возведенных до XIV в., и 1 : 4 и больше — для сооружений более позднего времени. Трапезные, имеющие иную конфигурацию плана — многоугольную, круглую или даже квадрат ную, — неизвестны. Нет сомнений в том, что выбор той или другой формы помещения зависел в основном от степени трудоемкости работ, связанных с устройством перекрытия. При одной и той же площади по мещения прямоугольная зальная форма оказалась самой удобной как в отношении возведения перекрытия, наиболее экономичного по затра те рабочей силы и материала, так и в отношении максимального исполь зования площади помещения (столы могли располагаться вдоль про дольных стен, по сторонам центрального прохода).

По архитектурной форме покрытий трапезные разделяются на два типа: для первого типа характерно сводчатое покрытие, обычно усилен ное подпружными арками; для второго — перекрытие, разделенное на две одинаковые самостоятельные части, состоящие из арочно-сводчатой системы. Поскольку форма перекрытия существенно видоизменяет архитектурно-художественные особенности трапезных, их рассмотрение произведено нами раздельно. Большее распространение имели трапезные первого типа, возводившиеся в течение всей средневековой эпохи.

Трапезные первого типа в большинстве своем полуразрушены, что, однако, не мешает достаточно ясно представить себе их первоначальный вид. К наиболее ранним примерам относится трапезная Звартноца (VII в.), к наиболее поздним — Татева (XVIII в.).

Трапезная Звартноца, входившая в состав его дворцового комплекса, была одним из парадных залов, предназначенных для торжественных приемов, которые католикос устраивал в своей резиденции.

Недостаточная изученность комплекса и отсутствие необходимых сведений позволили по-разному толковать назначение его помещений, в том числе и трапезной. В. Арутюнян в некоторых своих работах, на пример в путеводителях по Звартноцу, указывает на назначение этого помещения дворца как трапезной палаты предположительно, а в других— просто не упоминает. У Н. Токарского, А, Якобсона, Н. Буниатова, Ю. Яралова и др, указание на назначение этого помещения как трапезной палаты отсутствует.

В настоящее время сохранились в основном нижние части стен тра пезной, примерно на высоту около 2 м, которые позволяют составить представление об архитектуре памятника (рис. 120).

Трапезная (б) находилась в середине ориентированного с севера на юг крыла Г-образного здания дворца Звартноца (см. рис. 75). На за паде она примыкала к крепостной ограде, имевшей прямоугольные контрфорсы, а на востоке — к торцу выходившей на площадь перед собором открытой арочной галереи (и). С северной стороны располага лись разделенные коридором (в; ширина 1,5 м) два прямоугольных помещения. Одно (г), обращенное на восток и связанное с трапезной небольшой дверью в северо-восточном углу, служило, очевидно, кухней; другое, обращенное на запад (д), было, по-видимому, подсобной комнатой. С южной стороны находились трехнефный колонный зал (а) и ряд мелких помещений, включавших ретирады (к)2, с которыми тра пезная сообщалась узкой дверью (ширина 86 см), почти скрытой за выступом стены в юго-западном углу.

Трапезная представляет собой вытянутый с запада на восток пря моугольный зал (6,93X16,5 м), дополненный по продольным сторонам четырьмя глубокими прямоугольными нишами, из которых крайние не сколько уже средних. Ниши разделены мощными пилонами, поднятыми на невысокие цоколи и украшенными с торца сдвоенными полуколоннами. Соответственно пилонам продольных стен на торцовых стенах сделаны утолщающие их прямоугольные выступы. На восточной стороне у выступов находятся прямоугольные же приставленные торцом к стене возвышения.

Трапезная, как и весь дворцовый комплекс, была возведена из крупных блоков темно-оранжевого и черного туфа. Блоками того же камня вымощена поверхность пола. Полы ниш от пола основной части зала отделены бордюром, выложенным из толстых камней, что было вызвано не только наличием опирающихся на этот бордюр пилонов, но и условиями производства строительных работ. Бордюрами были определены места для ниш и пилонов, и только после возведения послед них и перекрытия всего помещения пол зала был вымощен более тон кими плитами (сохранились в западной части). Отметки полов ниш находятся на одном уровне с полом зала, а не «несколько возвышены», как ошибочно указывают В. М. Арутюнян и Н. М. Токарский.

Изучавшие трапезную Звартноца исследователи высказали различные предположения о ее былом архитектурном облике и сделали более или менее подробные графические изображения. На первом, выпол ненном С. Мнацаканяном, дан внешний вид кафедрального собора Звартноца вместе с дворцом, изображенным схематично со стороны трапезной; второе, Н. Токарского, представляет собой эскиз фрагмента интерьера трапезной, где показаны две ниши и поддерживающие перекрытие промежуточные пилоны; третье, В. Арутюняна, — реконструкция интерьера трапезной.

Т. Тораманян, характеризуя трапезную как «храм пиршества», в котором имелись «диваны для лежания высокопоставленных гостей», говорит также о возможной форме перекрытия, которая, по его мнению, была сводчатой, однако, добавляет он, какого очертания и «на какой высоте она была расположена, неизвестно».

Изучение плана трапезной позволяет установить, что ниши и центральное пространство имели раздельные перекрытия. Это не только значительно облегчило и удешевило перекрытие большого по площади зала (150,84 м2), но явилось и более целесообразным конструктивным решением, позволившим создать богатую архитектурно-художествен ную композицию.

Помещение было перекрыто, как впервые правильно отметил Т. Тораманян, каменным сводом. По-видимому, в нишах были применены конструктивно наиболее простые полуциркульные своды, имевшие широкое распространение в строительной практике Армении VII в. Для восприятия нагрузки от сводов разделяющим ниши пилонам придана большая толщина, чем периметральным стенам. По этим же соображе ниям на торцовых стенах, ввиду их меньшей, чем пилоны, толщины, для погашения распора сводов угловых ниш устроены специальные вы ступы, равные примерно половине толщины пилонов.

По мнению Н. Токарского, ниши завершались двумя формами СБОДЧЭТЫХ перекрытий: простой цилиндрической и сложной, основан ной на двух рядах конических парусов полусферы. Последняя, по его утверждению, более приемлема, поскольку она «лучшим образом свя зывает отдельные элементы интерьера в единый объем». В качестве аналогов им взяты дворец Сасанидов, церкви Керкука (Курдистан) и Степанноса в Лмбатаванке (VII в.). Однако предложенная им реконструкция маловероятна, поскольку подобное перекрытие не только трудоемко, но и представляет собой чрезвычайно сложную форму перекрытия. Кроме того, наличие в четырех нишах (из восьми) дверных проемов, к тому же расположенных в углах, значительно осложняет сочетание дверного архитрава с тромпом.

В реконструкции В. М. Арутюняна перекрывающие центральное пространство своды между полуциркульными подпружными арками

примыкают к продольным стенам почему-то не плавно, а с изломом, под значительным углом. В связи с этим подпружные арки получили различную толщину по всему обводу. Предположение о том, что вы ступы восточной стены представляют собой остатки пилонов арки над патриаршим местом, не вытекает из конструктивных особенностей со хранившихся частей сооружения. Эти части конструктивно не связаны со стеной и по сечению явно недостаточны для восприятия распора реконструируемой мощной арки.

Высота пят сводчатых перекрытий ниш трапезной палаты Звартно ца, очевидно, была выше существующей отметки сохранившихся стен. Наличие дверных проемов, из которых один, ведущий в трехнефный колонный зал, был парадный, дает возможность определить высоту пят и шелыг сводов в нишах.

Перекрытие центрального пространства имело, вероятно, также форму полуциркульного свода. Судя по аналогии с сохранившимися зально-сводчатыми трапезными XII—XIII вв., свод трапезной Звартноца начинался немного выше верха шелыги сводов ниш без каких-либо вы ступающих карнизов и полочек. Подобное конструктивное решение можно наблюдать и в иных по назначению залах, например в храме Птгни VI в., в большой церкви Талина VII в., в церкви Аменапркич в Са-наине 957—962 гг., в многочисленных гавитах X—XIV вв. Исходя из ве личины пролета между пилонами максимальную высоту помещения следует определить в 7,5 м.

Сдвоенные полуколонны пилонов, очевидно, поддерживали уси ливавшие свод подпружные арки. Ширина и толщина арок соответство вала ширине и выносу сдвоенных полуколонн. У торцовых стен, в зависимости от выноса пристенных выступов, подпружные арки имели меньшую ширину.

Базы сдвоенных полуколонн имеют общий плинт и криволинейное верхнее очертание, в каждом случае различное по форме (рис. 121). По своему характеру и размерам эти базы весьма близки базам таких же полуколонн, украшавших внешнюю поверхность нижнего яруса кафедрального собора Звартноца. На основании этого можно предполо жить, что капители сдвоенных полуколонн трапезной по своей форме и декору были аналогичны капителям собора. Высота полуколонн за висела от высоты пят свода.

Основанием выступов торцовых стен служат простые прямоугольные плиты, которые на восточной стене заслонены находящимися здесь сильно выступающими возвышениями и почти невидимы. Отказ от баз, по всей вероятности, был вызван желанием сосредоточить внимание на центральной, более парадной части помещения. Несмотря на упрощен ные основания можно допустить, что на выступах торцовых стен имелись капители. Они были необходимы для обозначения места опирания подпружных арок и более четкого отделения свода от нижней части, состоящей из чередующихся полуколонн и арочных ниш.

Неясно назначение прямоугольных в плане возвышений, располо женных у восточной стены (рис. 122). По чертежу Т. Тораманяна, это — стены, но непонятно, для чего они были сооружены. При одинаковом выносе в 1,4 м они несколько разнятся между собой по ширине. Можно пола гать, что эти возвышения имели небольшую высоту и служили подставками для больших светильников и декоративной утвари.

Покрытие трапезной, без сомнения, было дву скатным. Продольные стены, возвышавшиеся над нишами, не соответствовали нижним стенам и, отступая от них внутрь, опирались на сводчатые покрытия ниш. Толщина стен по низу свода равна толщине перимет- ральных стен зала. Такое решение вполне допустимо, поскольку оно характерно для храмов Армении, купола которых, как правило, покоятся на сводчатых перекрытиях нижних частей здания.

Наиболее неопределенным остается вопрос о расположении окон. По Т. Тораманяну, они могли быть только на восточной и западной сторонах, однако, на какой высоте, сколько и какого размера, остается не известным. На рисунке С. Мнацаканяна окна показаны на западной (тройное) и на северной (четыре двойных) сторонах. По Н. Токарскому, трапезная освещалась с востока двумя сдвоенными окнами, а по В. Арутюняну, — одним окном с запада и тремя небольшими проемами в своде. По нашему предположению, окна были на всех четырех сторонах, по осям ниш и торцовых стен. Такое расположение окон обеспечивало равномерное освещение всех частей трапезной палаты, в особенности ее глубоких ниш.

В соответствии с изложенным нами выполнен проект реконструкции трапезной; размеры восстанавливаемых частей определены на ос новании пропорциональных соотношений, примененных в сохранившихся частях (рис. 123).

Трапезные Кобайра (Алавердский район, конец XII — начало XIII в.), Тегеняца (село Бужакан Апаранского района, XIII в.) и Киранца (Иджеванский район, XIII в.) представляют собой изолированно стоящие сооружения, возведенные менее тщательно, чем трапезная Звартноца (рис. 124, 125). Наряду с камнями чистой тески применен и грубо околотый камень в менее ответственных местах, а в Киранце и на внешних поверхностях стен.

В отличие от трапезной Звартноца упомянутые трапезные более компактны. В Кобайре и Тегеняце сводчатые перекрытия разделены на три части под-пружными арками, опираю щимися на полуколонны. В продольных стенах имеются ниши, различные по величине и форме арочного за вершения; мелкие ниши имеются и в торцовых сте нах Кобайра. Трапезные Тегеняца и Киранца были оштукатурены, а последняя даже имела фресковую роспись.

Значительно отличают ся более поздние трапезные Эчмиадзина, Татева и Татеви мец анапата. Как и в Звартноце, они помещены в окружении различных по мещений монастыря и представляют собой вытянутые залы со сводчатыми перекрытиями на подпружных арках; большие арочные ниши отсутствуют,

Трапезная Эчмиадзина (40X5 м), так называемая старая или летняя (есть еще зимняя, более поздняя), первоначально имела деревянное перекрытие, замененное в 1683 г. каменным; во втором этаже — библиотеке. Трапезная возведена из чисто отесанного туфа; вход размещен в западном торце, окна — на северной, продольной стороне.

Трапезная Татева (Горисский район) возведена в XVIII в. Гаспаром, вардапетом Татевским (рис. 126). Перед входом, расположенным в се редине юго-восточной, продольной стороны трапезной, имеется глубокая сводчатая лоджия, с которой связаны также кухня и ее подсобные помещения. Здание возведено из грубо околотых камней.

Трапезная Татеви мец анапата (Горисский район) относится к числу лучших произведений гражданского зодчества XVII в. (рис. 127). Она самая большая из всех обслуживающих помещений монастыря. Здание возведе но из околотого темно-серого базальта; конструктивно ответственные места, а также столы и сиденья выполнены из тесаного камня. Трапезная расположена у южной стены внешнего двора, справа от ворот. С востока к ней примыкает винодельня, с запада — кухня с арочными нишами и большим очагом, а с севера — маленькие кельи и лоджия перед главным входом в трапезную. Высота келий невелика; судя по примыканию их стен к трапезной, они возведены позднее, возможно в XVIII в.

Трапезная представляет собой вытянутое с запада на восток длинное помещение со стрельчатым сводом на четырех подпружных арках, разбивающих помещение на пять равных секций. Подпружные арки

опираются на пилястры, увенчанные небольшим карнизом. Вдоль трех стен (кроме восточной) устроены каменные столы с сиденьями. Верх ние плиты столов имеют по краям бордюр, а со стороны сиденья, что бы удобнее было ставить ноги, — скос в нижней, свешивающейся части, Поверхность столов оштукатурена и затерта до блеска. Сиденья немного наклонены в сторону столов. Вероятно, несколько преувеличен

ная высота столов и сидений объясняется тем, что по сиденьям раскла дывали подушки, а под ноги ставили деревянные подставки. Вдоль стен оставлен проход, заглубленный против уровня сидений. К проходу ве дут ступени. Длина столов рассчитана на 80 человек.

На восточном конце трапезной, по оси стола сохранилась квадрат ная база с выступающими на каждой стороне полудисками; верхняя по верхность ее носит следы примыкания круглого ствола колонны диа метром 25 см. Очевидно, такая же колонна находилась и по другую сторону внутреннего прохода. Местоположение базы, ее размеры и от сутствие каменных столов у восточной стены дают основание предпо лагать наличие легкого навеса, под которым восседали высокопостав ленные лица (возможно, для них предназначалась и пристроенная здесь небольшая комната). Подобный, увенчанный куполом на четырех колоннах навес для католикоса (не сохранился) был сооружен в летней трапезной Эчмиадзина.

Из шести дверей четыре заложены. Главный вход расположен по середине северной продольной стены. Освещение хорошее; окна име ются на всех стенах, кроме западной. Дополнительный свет поступает через проемы в шелыге свода, которые улучшают также вентиляцию помещения.

Помимо перечисленных трапезных известны еще трапезные в Ша-тиванке, Гегарде, Нор-Гетике, Нораванке, Хоракерте, Ариче, Мугни и других монастырях, в большинстве разрушенные и менее значительные как по своим размерам, так и по архитектуре. В основном они по вторяют зально-сводчатый тип сооружения.

Здания типа рассмотренных трапезных известны в Армении с древнейших времен. Этот тип применялся как в культовых, так и в различных гражданских постройках — жилых, общественно-бытовых, производст венных; поэтому применение его в трапезных не было новшеством. Композиционные особенности рассматриваемых зально-сводчатых трапезных указывают на различные этапы развития данного типа соору жений (рис. 128). Звартноц демонстрирует, очевидно, наиболее ранний, а Татеви мец анапат — наиболее поздний этап. Анализируя свиде тельства историков и сохранившиеся полностью или частично сооружения, можно заключить, что конструктивные и планировочные формы трапезных повторялись из века в век с небольшими изменениями, в чем проявлялись преемственность строительных традиций и национальные особенности.

Трапезные, в особенности входившие в состав дворцовых и крупных монастырских комплексов, возводились так же фундаментально, как и остальные сооружения. Качество строительных работ было достаточно высокое. В основном трапезные выполнялись из крупных каменных блоков чистой тески (Звартноц). Позднее, начиная с XIII в., стали употреблять также грубо околотый камень (Гегард, Кобайр, Киранц), который в XVII—XVIII вв. служил уже основным материалом кладки (рис. 129). Тесаный камень употреблялся в конструктивно ответственных местах — обрамлениях проемов, пилястрах, подпружных арках (Татеви мец анапат).

Характерной особенностью трапезных зально-сводчатого типа, определяющей их архитектурную композицию, является сводчатое пе рекрытие, усиленное подпружными арками. Оно имеется во всех известных примерах начиная с VII и кончая XVIII в. Сече ние арок, как правило, прямоугольное, без каких-либо профилированных тяг и фасок, чем подчеркивается их конструктивное назначение. Расстояние между подпруж-ными арками, как и их сечение, зависит от перекрываемого пролета. Обычно оно составляет около двух третей пролета арки, редко меньше (Тегеняц, Кобайр) и еще реже — больше (Татев).

Подпружные арки опи раются непосредственно на пристенные выступы без промежуточных карнизов или тяг. Выступы художественно обработаны, в ранних постройках — богаче, в позднейших проще. В Звартноце они выполнены в виде сдвоенных полуколонн с общими базами и капителями. В Тегеняце и Кобай ре применены уже одиночные полуколонны (рис. 130), а в Татеве и Татеви мец анапате —прямоугольные пилястры. Выступы имеют те же ширину и вынос, что и подпружные арки.

Значительные изменения претерпели расположенные вдоль продольных стен ниши, которые не только увеличивали площадь помещения, но и композиционно его обогащали.

В Звартноце, а по мнению Т. Тораманяна, и в Ахтамаре (X в.) ниши настолько глубоки, что в них свободно помещались диваны для отдыха после трапезы. В трапезной дворца Багратидов в вышгороде Ани (X—XI вв.; рис. 131) и в Кобайре глубина ниш уже не столь велика — в пределах 40—50 см, а в Тегеняце — всего только 25 см. Как показывает последний пример, ниши потеряли свое былое назначение и сохранились лишь как чисто художественный прием оформления интерьера. В дальнейшем, в XVII—XIX вв., практика устройства на продольных сторонах трапезных палат больших ниш была изжита. Украшением стен служили поддерживающие подпружные арки пилястры.

Переход от стены к своду обычно осуществлялся без обозначения места его карнизом или пояском. Этим приемом подчеркивалась не горизонтальная протяженность, а вертикальное членение интерьера на более мелкие части. Пристенные устои и связанные с ними подпружные арки, создавая определенный ритм и усиливая архитектурную выразительность, способствуют зрительному уменьшению протяженности и увеличению высоты интерьера (это особенно чувствуется в трапезных типа Эчмиадзина и Татеви мец анапата; рис. 132). Одновременно с этим разбивка помещения на ряд отдельных равнозначных секций позволяет лучше воспринимать размеры сооружения, а сопоставление отдельных деталей, в частности пристенных устоев, с масштабами человеческой фигуры подчеркивает величие интерьера. Последнее наиболее ярко выражено в трапезных Звартноца и Тегеняца.

Исключение составляет трапезная Кобайра, имеющая на продольных стенах между подпружными арками, поверх арочных ниш, выступающую полочку, скошенную в нижней половине (рис. 133). Такое отступление было вызвано конструктивной необходимостью. Дело в том, что абаки пристенных выступов одновременно с подпружными арками поддерживают также пяты арок стенных ниш, имеющих лучковую форму кривой. Поэтому перекрывающие помещения своды начинаются не на отметке низа подпружных арок, а выше. Очевидно, необходимость максимального сближения отметок пят свода и подпружных арок определила как эллиптическую и лучковую форму арок стенных ниш, так и значительную их пологость. Будучи концентричными подпружным аркам, своды своими пятами нависают над плоскостью ниш, почему и была введена полочка, создавшая плавный переход от свода к поверхности стены. В то же время можно отметить, что наличие полочки, тем более расположенной выше оснований подпружных арок, вместе с приподнятыми выше пристенных устоев арочными нишами, зрительно понижая отметку перекрытия, искажает представление о действительной высоте помещения. С композиционной точки зрения интерьер трапезной Кобайра отличается гармоничными пропорциями и удачной пространственной композицией, создаваемой ритмом криволинейных очертаний арочных проемов, арок и сводов.

В трапезных зально-сводчатого типа стены и сводчатые перекрытия архитектурно дополняют друг друга. Конструктивно необходимые при стенные устои, связанные между собою пристенными и подпружными арками, служат одновременно и декоративным убранством. В редких случаях зодчие прибегали к дополнительному украшению интерьеров трапезных орнаментальной резьбой (Звартноц) и фресковой росписью (Ахтамар и Киранц). В трапезной Киранца кладка из грубо околотого камня, включая поверхности стен и свода интерьера, и оформление подпружных арок в виде тонких ленточных полос, без сомнения, были рассчитаны на украшение помещения фресками. В трапезной Киранца и, очевидно, Ахтамара фресковая роспись была главным художественным элементом интерьера.

Другие примеры трапезных с фресковой росписью нам пока неизвестны. Из многочисленных трапезных Грузии можно указать на Шио-Мгвиме, представляющую собой большое зальное помещение, перекрытое сводом, усиленным рядом подпружных стрельчатых арок. Значительно позднее, в XVII в., интерьер трапезной был украшен фресковой росписью.

Интерьер трапезной зально-сводчатого типа представляет собой простое, но выразительное архитектурное пространство, которое, имея четкие формы и будучи геометрически правильным, обозревается целиком непосредственно от входа. Учитывая это, зодчие в большинстве случаев, особенно в отдельно стоящих трапезных, располагали главные входы в торце здания, на продольной оси помещения, чем создавалась возможность видеть интерьер с наиболее выгодной точки зрения. У встроенных трапезных двери располагались в зависимости от окржающих помещений. В трапезных, сильно вытянутых в длину, дверь размещалась обычно в середине продольной стены, чем создавалась более удобная связь с удаленными от входа местами помещения.

В зависимости от входа размещались и световые проемы, обеспечивавшие равномерное, не режущее глаза освещение. В отдельно стоящих трапезных они, как правило, устраивались и в торцовых, и в продольных стенах. При расположении трапезной в окружении других помещений окна делались в нижней части сводчатого перекрытия. В дальнейшем, но не ранее XVII в., дополнительные световые проемы, служившие также вентиляционными отверстиями, появились и в шелыгах сводов. Случаи устройства их в вершине свода известны и в более ранние времена, например, в тра пезных Агарцина (1248 г.) и Ахпата (XIII в.). Однако здесь форма пере крытия не простая цилиндрическая, а сложная, купольная, на обычных и пересекающихся арках. Отверстия в куполе служили основным источником освещения подобных поме щений. Размеры окон обычно невелики. Исключение составляет тра пезная дворца Багратидов, имев шая, по данным Т. Тораманяна, ок на шириной в 2,5 м.

Композиция зально-сводчатого типа характерна и для памятников грузинского зодчества, в частности, для трапезных средневековых гру зинских монастырей. Аналогично армянским примерам, в грузинских трапезных зально-сводчатого типа в композиции интерьера ясно подчеркнута продольная ось, на которой в большинстве случаев расположен главный вход. Удлиненный зал перекрыт сводом на подпружных арках. Последние, в отличие от армянских трапезных, имеют в большинстве случаев стрельчатую форму, как, например, в трапезных Шио-Мгвиме, Опизы, Агары. Характерной особенностью интерьера трапезной Агарского монастыря (Ахалцихский район) является обработка продольных стен рядами ниш. Однако в Агаре подпружные арки свода не связаны непосредственно с пристенными устоями, а опираются на карнизы с кронштейнами, что заставляет по-иному воспринимать композицию интерьера. В Агаре подчеркнута горизонтальная протяженность интерьера, тогда как архитектурные детали интерьеров Кобайра или Тегеняца сильнее подчеркивают вертикальные членения. На примерах трапезных Кобайра, Тегеняца и Агары наглядно видно, как зод чие Армении и Грузии, приняв за основу одну и ту же архитектурную композицию, по-разному выразили ее в своих произведениях.

Из трапезных второго типа в настоящее время нам известны две — в Агарцине и в Ахпате.

Трапезная Агарцина (Делижанский район) — вытянутое в плане сооружение с двумя внутренними столбами прямоугольного сечения посередине, как бы членящими помещение на две почти квадратные части (рис. 134). Они перекрыты двумя парами взаимно перекрещивающихся стрельчатых арок, опира ющихся на столбы и пристенные полуколонны, помещенные на широком цокольном выступе. Образующиеся в центрах этих систем квадраты посредством тромпов (в первом отделении) и сталактитов (во втором) сведены к восьмигранному световому отверстию. Покрытия между парал лельными арками по сторонам центральных квадратов состоят из отрезков цилиндрических сводов, подчеркнутых внизу карнизами, а в угловых частях — из сомкнутых сводов.

Западная сторона прорезана широким арочным проемом — входом, очевидно рассчитанным на единовременный пропуск нескольких человек и на внос больших котлов с пищей (см. рис. 18). Здесь же, у южной стены расположен еще один вход, украшенный порталом, на котором высечена строительная надпись с датой 1248 г. (рис. 135). Предположительно имя строителя Минаса помещено на внутренней поверхности западного светового шатра в юго-восточном углу, сверху вниз; начальной буквой «М» помечены многие камни кладки трапезной.

Здание возведено из чисто отесанного светло-желтого известняка. Местами видны следы ремонтов и переделок; в частности, переложены и по всему периметру повышены наружные стены (выше дверного на личника), пробиты новые окна на южном фасаде, устроено черепичное покрытие кровли (рис. 136). Отсутствие декоративного обрамления арки западного фасада и наличие рядом с ним мощного кронштейна да ют основание предполагать, что здесь некогда имелся деревянный на вес или же открытое помещение, сообщавшееся с трапезной посредством арочного проема. С во сточного торца трапезной сохранились развалины, возможно, подсобных по мещений (кухни, хлебопе карни и пр.).

Трапезная Ахпата (Ала-вердский район) по композиции аналогична Агарцинской (рис. 137). Но в отличие от трапезной Агарцина, внутренними устоями здесь служат обычные колонны, форму которых имеют и пристенные устои, поддерживающие стрельчатые арки перекрытий. Центры их оформлены в виде восьмигранных купольных сводов.

В западном торце расположены обрамленная порталом единственная дверь и два щелевидных окна. Такое же окно имеется и в северной стене. На южной стене — небольшой камин, выступающий наружу в виде полукруглой башенки. Стены сложены из чисто отесанного базальта синеватого цвета. К передел кам следует отнести устройство ниши в восточной тор цовой стене интерьера, где, по нашему предположению, существовала дверь, которая, возможно, вела в примыкавшие к трапезной с востока кухню и кладовые; перестроенные остатки последних приспособлены сейчас под различные службы. Строитель неизвестен. Здание датируется серединой XIII в.

Трапезные второго типа характерны архитектурными особенностями своих перекрытий. Эти перекрытия, составленные из двух одинаковых систем взаимно перекрещивающихся арок, представляют собою новые, оригинальные архитектурные решения, явившиеся плодом упорной работы творческой мысли армянских зодчих.

Как показывают исследования, происхождение рассматриваемой системы перекрытия своими корнями тесно связано с народным творчеством. Эта система лежит в основе архитектурных форм народного жилища Армении, которое, в зависимости от формы перекрытия, подразделяется на два типа: четырехстолпный и с пристенными столбами.

Учитывая высокие художественные достоинства интерьеров армянского народного жилища, древние зодчие перенесли народные архитектурные формы в монументальное каменное зодчество. При этом заме на основного деревянного перекрытия камнем внесла существенные конструктивные поправки: деревянные столбы, горизонтальные прогоны и перекрытия получили форму каменных колонн, арок и сводов. В результате этого на основе жилища с пристенными столбами был создан новый тип помещения — бесстолпный зал. Необходимость сохранения единства площади по мещения и архитектурно-пространственной формы интерьера, а также свето вого отверстия в центре перекрытия продиктовало устройство больших, переброшенных через все помещение арок, что превра тило перекрытие в систему взаимно перекрещивающихся арок. Эта система не только придавала внутреннему пространству своеобразный архитектурный облик, но и создавала жесткую каркасную сетку, обеспечивала устойчивость перекрытия, а также частично облегчала процесс производства строительных работ. Перекрытия, состоящие из взаимно перекрещивающихся арок, осущест влены в различных по назначению сооружениях — гавитах, книгохранилищах (Ахпат, Нор-Гетик), церквах (церковь Аствацацин в Саг-мосаванке, купол церкви Хоракерта). Однако в отличие от них, особенностью указанных трапезных является повторение одной и той же системы взаимно перекрещивающихся арок два раза по длине помещения. Таким образом было создано но вое оформление интерьера зального помещения, выполненное с большим архитектурным тактом и чувством конструктивной логики.

Трапезные Агарцина и Ахпата, хотя они и относятся к редким сооружениям, не представляют собою, однако, единичного явления в истории армянской архитектуры. Можно привести несколько примеров, наглядно показывающих, что в Армении была распространена подобная форма перекрытия зала, имеющего два или даже три последовательно расположенных шатра.

К таким сооружениям относятся описанные выше (см. стр. 69, 93) дворец католикоса в Двине и дом Гарибджаняна в Карчкане. К перекрытию малого зала дома Гарибджаняна принципиально близко перекрытие караван-сарая в Эрзеруме. Из культовых сооружений, в которых осуществлена рассматриваемая форма перекрытия, можно указать на две церкви города Вана — Хайкаванк и Норашен, — имеющие соответственно трех и двухшатровые перекрытия.

Во всех приведенных примерах рассматриваемая форма перекрытия выполнена из дерева. Предельные размеры деревянных прогонов и приходящаяся на них большая нагрузка от земляной кровли ограничивали размеры шатровых частей перекрытий. В связи с этим в целях получения большей площади помещения шатры опирали не на стены, а на более (дом Гарибджаняна в Карчкане, церкви Вана) или менее (дворец католикоса в Двине, караван-сарай в Эрзеруме) удаленные от них опоры, — каменные или деревянные.

В отличие от рассмотренных выше случаев, в трапезных Агарцина и Ахпата перекрытия сделаны каменными; они являются пока единственными, другие примеры перекрытия больших залов двумя последовательно расположенными каменными шатрами в настоящее время нам не известны.

Интерьеры трапезных Агарцина и Ахпата обозреваются непосредственно при входе в помещение. Расположение дверей в торцах здания способствует продольно-осевому восприятию интерьеров, что позволяет сразу осознать ясность и силу архитектурного замысла сооружения (рис. 138).

Зальное пространство трапезных, благодаря наличию внутренних свободно стоящих опор, условно разбивается на два центрических помещения, соединенных между собой арочными проемами. Казалось бы, в обоих примерах должна получиться одинаковая архитектурная композиция, однако решенные по-разному интерьеры Агарцина и Ахпата наглядно показывают индивидуальные особенности творческих дарова ний зодчих, далеких от приемов простого копирования.

Зодчий Агарцина трактует интерьер как единое, вытянутое зальное помещение. Этой трактовке он подчиняет всю композицию, оттеняя ее как в деталях, так и в плановых и объемных формах различных частей интерьера. Принятые общие пропорции помещения определили вытянутую форму основания отдельных перекрытий, что частично отразилось и на них: расположенные внутри несущие арки вышли более приземистыми и удлиненными. Единство помещения подчеркнуто вытянутыми формами и расположением свободно стоящих и пристенных устоев на торцах, в отличие от которых устои продольных стен имеют незначительный вынос (рис. 139). Наконец, для большего объединения обеих половин соединяющие их арочные проемы (последним отвечают пристенные ниши торцовых стен) сделаны равными по высоте, максимально подняты и расширены. Кроме того, на продольных сторонах по мещения устроен единый сильно выступающий цоколь, которому соответствует проходящий на одном уровне карниз стен. Как видно из изложенного, несмотря на на личие двух центрических перекрытий, зодчий старался максимально оттенить единство зального помещения.

Иная картина наблю дается в Ахпате. Здесь зодчий явно стремился подчеркнуть разбивку интерьера на две центрические части. Последние в плане сделаны квадратными, что акцентировано внутренними и пристенными устоями. Центричность подчеркнута также карнизами, ко торые в отрезках между параллельными арками подняты выше, чем по перечные оси. С этой же целью центральный арочный проем устроен выше и сильнее выражен аркой (рис. 140).

В интерьерах тра пезных Агарцина и Ахпата покрытие, зрительно увеличивающееся от того, что основные арки, несущие перекрытие, опускаются намного ниже отметок внутренних карнизов стен, играет главенствующую роль в общем облике интерье ров. В связи с этим художественной обработке перекрытий здесь уделено особое внимание. В отличие от одинакового убранства интерьеров трапезных зально-сводчатого типа, в трапезных Агарцина и Ахпата, так же как и во всех зальных помещениях Армении (гавитах, книгохранили щах и др.), перекрытых системой взаимно перекрещивающихся арок, создан контраст между нижней частью помещения и перекрытием. Декоративная обработка нижней части довольно проста. Стены незначи тельно оживлены полуколоннами, которые в Агарцине не имеют даже баз, а капители выполнены в виде простых подушек, скошенных понизу. Тем богаче кажется верхняя часть интерьера — его перекрытие.

Изящные по своим формам стрельчатые арки, переброшенные через всю ширину помещения, зрительно придают легкость, как бы невесомость уходящему вверх перекрытию, составленному из удачных по своим пропорциям тяг, пересекающихся арок, сводов, куполов. Начинаясь значительно ниже стенных карнизов и составляя как бы продолжение устоев, перекрещивающиеся арки и поддерживаемые ими отрезки цилиндрических сводов создают плавный переход от низа к верху, сливая воедино стены с перекрытиями. Центры последних в пределах перекрещивающихся арок оформлены наиболее богато. Расположение здесь главных источников освещения позволило зодчим применить в этих местах резьбу. В Ахпате она выполнена в виде треугольных профилированных обрамлений, а в Агарцине — в виде сталак¬титов (рис. 141). Искусно составленные из различных по форме трех- и четырехлистников сталактиты благо¬даря множеству граней создают богатую игру светотени.

Интерьеры трапезных Агарцина и Ахпата масштабны и гармоничны. Сочетание различных плоскостей и объемных форм создает определенный ритм, которому подчинена композиция внутреннего пространства. Более ярко это выражено в трапезной Агарцина, отличащейся интимностью (см. рис. 139). Соразмерные с человеком низкие пристенные устои определяют масштаб устремленных вверх арок, а через них и всего интерьера. Согласованность арок торцовых стен с арками, об рамляющими проемы между обеими половинами помещения, объединяет их с перекрещивающимися арками перекрытий, создавая одновременно определенную ритмичность. Все это значительно усиливается постепенным переходом от обилия света в центре перекрытия к мягкому, рассеянному освещению внизу. Кроме того, уменьшающийся по высоте объем интерьера создает незабываемое ощущение воздушности и простора.

Несколько иную композицию имеет трапезная Ахпата. Значительно большие размеры колонн и пристенных устоев, помещенных на высоких цокольных выступах, и большая высота внутреннего пространства придают интерьеру вели чие и подчеркнутую торжественность (см. рис. 140).

Мастерство зодчих трапезных Агарцина и Ахпата ясно выражено в ритме и соотношении масс, в цельности воплощенного образа. Рассмот рение интерьеров этих двух трапезных позволяет констатировать, что этот тип сооружений, известный только по памятникам Армении, пред ставляет собой оригинальное произведение армянского зодчества.

Внешнее убранство армянских трапезных, подчиненное общему архитектурному замыслу ансамбля, очень скромно. Оно скромнее даже, чем внешнее оформление гавитов, что может быть объяснено чисто утилитарным, бытовым назначением трапезных. В большинстве случаев их объемы четко ограничены гладкими стенными поверхностями, слегка оттененными поверху скромными карнизами. Проемы окон, а иногда только верхние их части, как, например, в Ахпате, подчеркнуты тягой несложного профиля (рис. 142). Наиболее крупным декоративным пятном является обрамление входов, украшенных в большинстве случаев прямоугольным порталом, форма которого характерна для времени возведения трапезной. Так, порталы трапезных Агарцина и Ахпата имеют прямоугольное обрамление, внутри которого помещена неглубокая ниша с закругленным верхом; входной проем расположен в этой нише. Профили и гладкие поверхности порталов лишены резного узора, которым обычно щедро покрывали порталы гостиниц, караван-сараев, гавитов, книгохранилищ, жилых домов, дворцов и культовых сооружений. Оживляющим пятном портала трапезной в Ахпате служит высеченный на дверном тимпане рельефный крест, а в Агарцине — обрамляющая нишу надпись.

Во внешнем оформлении трапезной Агарцина интересна декоративная обработка юго-восточного угла (рис. 143). Угол здания на высоте пяти рядов кладки срезан по треугольнику, одна сторона которого об рамлена ступенчато расположенными четырехлистниками, создающими плавный переход между плоскостями. Установить причину появления этой архитектурной детали сейчас не представляется возможным из-за отсутствия достаточных данных. Возможно, она была необходима зод чему, чтобы подчеркнуть направление движения, вероятнее же всего вынос угла стеснял движение по пути, ведущему к помещениям, некогда примыкавшим к трапезной с востока.

В архитектурной практике Армении известны подобные случаи. Аналогичный прием обработки внешнего угла здания применен также в гавите монастыря Аракелоц в Иджеванском районе. Нечто подобное можно видеть и в жилом доме в Аштараке. Мешавшая свободному проходу нижняя часть угла этого здания имеет срез, смягчающий поворот движения; на высоте 1,5—2м срез уничтожен постепенным напуском декоративно оформленных камней кладки.